Владимир Милов: власти поощряют рост цен на бензин

Прошлый заместитель министра энергетики РФ поведал корреспонденту о том, может быть ли повторение масштабного бензинового кризиса в нашей стране, почему непредсказуем русский топливный рынок и почему мы обязаны брать бензин по завышенным ценам.
О недостатке бензина

Тяжело совершенно точно утверждать, повторится в стране бензиновый кризис либо нет: у нас так поделенный, «олигопольный», рынок, что подобные вещи могут происходить непредсказуемо, вне связи с какими-то беспристрастными обстоятельствами. Если вспомнить вешние топливные кризисы в ряде регионов, то это была тривиальная история ценовых войн меж оптовыми и розничными торговцами: одни не желали продавать по одним ценами, другие — брать по другим.

Владимир Милов: власти поощряют рост цен на бензин

Меж тем, физического недостатка бензина в стране и на рынке не было, и в примыкающих регионах с теми, где были перебои, никаких проблем не наблюдалось. Кто и с кем станет «воевать» сейчас — предвещать тяжело. Не считая того, все это наверное будет связано с играми вокруг динамики глобальных цен на нефть.

В общем, прогнозы делать трудно. Единственное, что можно утверждать, — это то, что фактор закрытости рынка, его завязанность на непрозрачные картельные цепочки поставок, является так дестабилизирующей «миной», что даже в критериях, когда бензин есть, и даже когда потребители готовы брать его по более высочайшим ценам, могут появляться различного рода перебои.

При всем этом весенняя история показала, что ФАС, как ведомство, претендующее на роль регулятора рынка, очень слабо себя проявляет. Действует оно, обычно, пост-фактум: пробует расследовать сговоры, предъявлять претензии, идти в трибунал (при этом, обычно, процесс затягивается на пару лет), — но предотвращать такие ситуации не в состоянии. Руководители ФАС, естественно, утверждают на данный момент, что мы, дескать, недопустим, но, если честно, от их не достаточно, что зависит в этой ситуации.

О ценах

У нас достаточно обширно всераспространена точка зрения, что в нефтедобывающей стране, которой является Наша родина, ни нехватки бензина, ни больших цен на него не должно быть в принципе. Это — облегченная трактовка ситуации, хотя она и имеет определенное отношение к правде. В том смысле, что мы, вправду, на физическом уровне добываем много нефти, и наши системы производства, транспортировки, сбыта нефтепродуктов в значимой степени логистически нацелены на внутренний рынок. У нас нет фактора зависимости от импорта чего-то, что мы сами не производим: нефть есть, и нефтепродукты тоже должны быть.

С другой стороны, облегченной схожая точка зрения является поэтому, что рынок работает по своим (сначала — экономическим) законам. Я бы желал, сначала, отметить, что у нас розничные цены на нефтепродукты — фактически такие же, как в Америке и Европе, если не считать имеющейся на европейском рынке прибавки в виде больших топливных налогов (в Европе они приблизительно на бакс за литр выше, чем у нас либо в США).

Но разница заключается в том, что у нас очень высочайшая розничная маржа, какой нет ни в Америке, ни в Европе, и в этом — вся драма. Факт в том, что в США и европейских странах многие бензоколонки не зарабатывают фактически на продаже бензина, прибыль от этого там нулевая. Они зарабатывают, сначала, на различного рода дополнительных услугах: магазинчиках, кафе, мойках.

У нас же розничная стоимость на бензин часто превосходит оптовую, к примеру, вдвое, а маржа в рознице при реализации горючего измеряется десятками процентов.

Такового в продвинутых странах нет! И это главный показатель, того, что наши цены на бензин — я убежден в этом! — несправедливы.

Потому я не гласил бы о том, что Наша родина — нефтедобывающая страна, и по этой причине бензин у нас должен быть дешевле. Я бы произнес, что у нас уже достигнут таковой же уровень цен, как в продвинутых странах, однозначно, что далее им расти особо некуда, и я считаю его завышенным конкретно из-за несусветно раздутой розничной маржи.

Недавнешнее же утверждение Союза нефтегазопромышленников РФ в письме на имя премьера о том, что справедливая стоимость бензина в Рф — 15 рублей за литр, — это тоже упрощение и спекуляции. Хотя совсем разумеется, что если принимать во внимание, что розничная маржа на рынке нефтепродуктов не должна быть таковой высочайшей, то, естественно, бензин должен стоить значительно дешевле, чем сейчас.

Вспомним, что когда в итоге кризиса 2008 года глобальная стоимость на нефть свалилась, в Америке розничные цены на бензин Mid-grade (аналог нашего 95-го) к зиме 2008-2009 гг. опустились до 13-15 руб. за литр (в пересчете на нашу валюту по тогдашнему курсу). У нас же они никогда не опускались ниже 20 руб./л. Весной 2009 г. цены на 95-й были чуток выше 20 руб. в течение некого времени, поле чего снова пошли ввысь.

Что все-таки до нынешней ситуации, если именовать (очень грубо) какие-то определенные числа, то, думаю, что 3-5 рублей в сегодняшней стоимости — это прибавка, которую мы платим за монополизм.

Хотя, снова повторю, я считаю рассуждения о некий фиксированной «справедливой» стоимости на бензин, неверными.

О топливном рынке и монополизме как гос политике

Неувязка в том, что у нас очень закрытый рынок. Закрытый, сначала, для входа новых игроков. Действуют договорные картельные цепочки во всех звеньях: в добыче, переработке, оптовой и розничной торговле.

На этот рынок очень трудно войти, хотя у нас, к примеру, недостаток мощностей АЗС: по количеству заправок на парк машин мы отстаем в два-три раза от продвинутых стран. Другими словами их просто нужно строить больше, и совсем разумеется, что на этот рынок нужно пускать новых игроков.

Владимир Милов: власти поощряют рост цен на бензин

Но попытайтесь туда войти, когда региональные и местные власти выделяют участки под АЗС только «своим». Будучи же «чужим», получить землю просто нереально, и даже если вы ее получили, то вы будете занимать на рынке слабенькие позиции, если не имеете собственных нефтеперерабатывающих мощностей. А если даже они у вас и есть, то на вас всячески давят.

Мы уже лицезрели, как «отжимают» независящие нефтеперерабатывающие фабрики в последние годы (даже большие, вроде столичного), и какая кампания развернулась вокруг мини-НПЗ: президент Медведев их чуть не в финансировании терроризма винил! Ну, и, не считая того, мы лицезреем, какая монополизация происходит в сфере добычи нефти, откуда, фактически, сам ресурс: новые месторождения выдаются компаниям, которые уже доминируют в отрасли.

В этом — первопричина того, что во всех звеньях (добыче, переработки, сбыте) у нас существует та «монопольная добавка», которая выливается в сегодняшние цены. Я уверен, что схожая ситуация — следствие принципной политики, направленной на мопонолизацию всего и вся, всех сфер нашей жизни. Куда ни поглядите: соединяются биржи РТС и ММВБ, консолидация происходит в банковском секторе, в электроэнергетике, в связи, в «нефтянке».

В схожей философии сегодняшней власти (сквозной полосы на монополизацию) есть очень противный побочный эффект: монополии всегда «накручивают» цены на свою продукцию. И это, естественно, неприятно исходя из убеждений соц последствий: сходу начинают собирать «совещания у Путина», грозно орать, что мы, дескать, будем всех наказывать за завышенные цены. Но совместно с тем, все отлично понимают, следствием чего все это является, и мы лицезреем, что власти не только лишь не препятствуют, а продолжают поощрять процесс монополизации, а означает, его последствия окажутся такими же, как и всегда: рост цен, временами возникающий недостаток и непредсказуемость рынка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>